Не брести мне сушею

Не брести мне сушею,
         а по северным рекам плыть!
Я люблю присущую
          этим северным рекам прыть.
Мне на палубе слышно,
                как плещет внизу Витим,
как ревет Витим,
          в двух шагах почти невидим.
Я щекою небритой
             ощущаю мешок дождевой.
мой дорожный мешок,
            перемытый водой дождевой.
От него пахнет пастою зубною
                           и ягодным мылом,
позабытой страною —
              детством лагерным милым.
И от этого снится мне детство
                        с певучими горнами
и с вершинами горными,
                неприступными, гордыми.
К тем вершинам горным,
                     чтоб увидеть их наяву,
от детства самого
                    по высокой воде плыву.
У безлюдного берега
                  опускаю скрипучие трапы
на песчаные отмели,
                  на лесные пахучие травы.
И огни золотого прииска
                          в темноте за бортом
начинаются, словно присказка
                         (сказка будет потом!).
Ну, а в присказке ходит Золушка
                           в сапогах кирзовых.
Полыхают вовсю два солнышка
                           в глазах бирюзовых.
Засыпает она, усталая,
                            на подушке колкой,
и стоят босоножки старые
                         под железной койкой
А за окнами зорька-зорюшка
                         сладко сны навевает.
Золотые туфельки Золушка
                            не спеша надевает.
Золотыми, росой обрызганными,
                        по мосткам застучала...
Только это уже не присказка —
                              это сказки начало.
Это сказка моя правдивая,
                        где ни лжи, ни обмана,
где и вправду вершины горные
                      поднимаются из тумана.
Ах, вершины гордые!
                      Чтоб увидеть вас наяву,
я от детства самого
                       по высокой воде плыву.

Другие произведения