От имени поколения

Собеседник - Евгений Раппопорт

Опубликовано в литературно-художественном и общественно-политическом журнале «Сибирские огни» №8, 1970 год и в журнале «Ангара» №5, 1968 год.

  Книжная серия «Сибирская лира», начавшаяся стихотворным сборником Константина Седых «Степные маки», пополнилась вторым изданием — томиком Юрия Левитанского «Теченье лет». Как и подобает всякому серийному изданию, в новый сборник поэта вошли стихи из предыдущих книг. Но Ю. Левитанский не ограничился только переизданием, а включил в свою книгу целый цикл новых стихотворений. Большинство же старых вещей теперь пересмотрено автором и печатается в новой редакции.
 В последние годы поэтическая и переводческая работа Ю. Левитанского стала явлением заметным и примечательным. Его голос не спутаешь с другим, у его книг свой читатель.
 Известно, что поэт в своем творчестве выражает не только общечеловеческие чувства, но и свойства собственного характера, личный опыт. Проще говоря, без судьбы не бывает поэта.
 Недавно в историко-биографическом альманахе «Прометей» (№ 6, 1968 г.) среди материалов из литературного наследства Семена Гудзенко была помещена фотография сотрудников фронтовой газеты «Родина зовет». Рядом с Гудзенко в числе других стоит в армейской шинели, с самокруткой в руке Левитанский. Той фотографии сейчас более 25 лет... Но именно она помогает сегодня вдуматься в творчество поэта, в стихи его новой книги. Именно она обращает память к биографиям поэтов-ифлийцев. Почти все они прямо из ИФЛИ, существовавшего до войны в Москве, ушли на фронт. Не всем суждено было возвратиться. Но имена тех молодых поэтов, воспитанников ИФЛИ, кто погиб, защищая страну, известны теперь всем. Победителями вернулись и заняли каждый свое особое место в многоликой поэзии нашей Борис Слуцкий, Сергей Наровчатов, Давид Самойлов, Михаил Луконин...
  Есть у Ю. Левитанского стихотворение, которое так и называется — «Мое поколение»:

Я все нежней и осознанней
  Это люблю поколение.
Жестокое это каление.
  Светлое это горение.
Сколько по свету кружили!
  Вплоть до победы — служили.
После победы — служили.
  Лучших стихов — не сложили.


  Сегодня поэтов этого поколения роднит не просто общность темы, а глубокое и новое ее переживание, желание досказать то, что не успели сделать их товарищи. Отсюда—гражданские чувства, которым отнюдь не свойственны внешняя громкость и риторические восклицания. Приземленность, речевая раскованность делают доверительной беседу поэта с читателем, подчеркивают значительность разговора.
  Предисловие к «Теченью лета» написал Михаил Луконин. «...Стихи Левитанского, — пишет он, — все выношены н отточены, и в самих стихах нет суеты. Все они написаны как бы для себя, как насущная потребность высказаться, за каждым его стихотворением видишь причину, и каждое имеет продолжение. С самого начала было заметно художественное своеобразие стихов Юрия Левитанского — у него своя интонация, свои рифмы, свои краски, а главное, есть то неуловимое свое, что делает поэта, — свой талант жить и думать о жизни, и выражать это сильными и волнующими стихами».
  И действительно, читая новую книгу, убеждаешься, что в стихах Ю. Левитанского нет внешней броскости, нет того видимого буйства чувств, которое свойственно некоторым поэтам. Но от этого не пропадает ощущение поэтической подлинности. Некая недосказанность придает особую поэтичность, за ней просматривается характер автора, оставляющего читателю возможность додумать, поразмыслить.
  Судьба Юрия Левитанского не назойливо, но весомо входит в его книгу, она заметна в сегодняшних заботах поэта о людях, о мире. Он имел право сказать:

...Выпала мне дальняя,
     долгая война,
В рамах оконных
     стекла дрожали.
В ямах окопных
    сверстники лежали.
Мины подносили
    руками усталыми.
Глину месили
   сапогами старыми.
А домой вернулись
   старыми бойцами.
В мятых гимнастерках,
   с чистыми сердцами.


 И сегодня, оглядываясь на свою дорогу, поэт резюмирует:

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Ты накапливаешь опыт, и в теченье этих лет,
Хоть и медленно, а все же обретаешь звук и 
                                                                          цвет.


  «Звук и цвет» поэтом обретены, опыт позволяет ему слышать и видеть тонко, не случайно М. Луконин говорит применительно к Юрию Левитанскому об «акварели душевных переживаний».
  «Теченье лет» — точное и выразительное название сборника стихов поэта, которому еще рано подводить итоги, но у которого есть внутренняя потребность в творческом отчете перед читателем, есть опыт, судьба, а знакомство с ними, безусловно, обогащает.


Другие материалы