Праздник ремесла

Как будто плот в снегах плывёт —
вповалку рухнули стволы.
Как трудовой горячий пот,
сверкают капельки смолы.
Вконец счастливый лесоруб
цыгарку толстую свернул,
отёр рукою мокрый чуб
и ватник застегнул.

А над распахнутой рекой,
из-за Саян, издалека
плыли апрельской шугой
серебряные облака.
И лес качнулся на волне,
и паводок набрал разгон,
и пел в низовьях о весне
весёлый плотогон.

А в цехе, прямо как в лесу,
осиной пахнет,
                  и гудок,
как счетовод, в восьмом часу
подводит радостный итог.
И гаснут лампы в высоте
над гулом спичечных станков,
и дремлет солнце в тесноте
фанерных коробков.

За сотни вёрст от этих мест
геолог шёл крутой тропой.
Чащоба дикая окрест
да млечный путь над головой.
Геолог всё с собой припас,
была дорога тяжела,
в последней спичке жил запас
бивачного тепла.

А через триста сорок дней
и я раскинул свой шатёр
среди причудливых камней,
где полыхал его костёр.
Я видел праздник ремесла,
не признающего преград,
и грандиозные дела
строительных бригад.
Под лёгкой крышей шалаша
душа строительства — парторг
повёл беседу, не спеша
и не скрывая свой восторг,
о том, что знатная руда,
что план — на 250
что будет здесь Дворец труда,
кино и детский сад.

От мошкары на не спасал
ни дымокур и ни брезент,
но полблокнота исписал
столичный корреспондент.
Перо скрипело до светла,
и вышел очерк — хоть куда,
в нём каждая строка была
поэзией труда.

И каждый, кто его читал —
таков закон моей страны —
о высших подвигах мечтал
и видел дерзостные сны.
В полях, в забоях, у станков
тысячекратно повторён
стал опыт подвигом.
Таков
страны моей закон!

Моя весенняя страна!
Земля свершений трудовых!
Ты мне открыла имена
своих безвестных рядовых.
Я славлю праздник ремесла,
стахановский размах шагов
и грандиозные дела
страны большевиков!

Другие произведения