Главы

Памяти Н.Островского

Над морем, над садами Сочи —
пестрее радуги рассвет.
...А для него остались ночи,
и солнца нет и света нет.
Так вот оно какое —
                                             горе!
Солоноватый вкус беды...
А за окном —  рокочет море,
звенят дожди, шумят сады.
И забывая о леченье,
он рвётся в этот шумный мир —
солдат, израненный в сраженьях,
больших походов командир.
Он прожил, как диктует совесть.
И если места нет в строю,
тогда в сверкающую повесть
он вложит жизнь и кровь свою.
И снова тишина больницы,
и снова жаркий спор с врачом...
Шуршат  бессмертные страницы
тех книг, что завтра мы прочтём,
и что потом в ночах холодных
друзей согреют на войне...
...За тыщи вёрст
            в мешках походных
мы их носили на спине.
Мы с ними шли в огонь атаки,
забыв про отдых и привал.
Стрелок-радист в горящем танке
с любимой книгой умирал,
И взорванными большаками,
любой тропинкой фронтовой
шагал с гвардейскими полками
солдат Корчагин,
как живой.
В походах дальних
                  за границей,
в победном марше батарей
он был полпредом, был частицей
великой Родины своей.
Подняв знамёна нашей славы,
идя сквозь орудийный шквал,
друзья дописывали главы,
которых он не дописал...
Так он живёт...
                                            И всем знакома
его улыбка и глаза.
Он входит в здание райкома,
спешит с бригадой на леса.
Всегда в походе —  по привычке —
в дыму цехов, в шеренгах рот.
И на вечерней перекличке
правофланговым он встаёт...
Пускай заморские державы
готовят тол и аммонал...
Мы всё равно допишем главы,
которых он не дописал!

Другие произведения