День рождения

Человек родился у истока весны,
в набухавшем листвою апреле,
и высокое солнце огромной страны
наклонилось к его колыбели...

А за окнами облако мчалось,
чтобы проливнем ринуться вниз,
тополиная ветка качалась
и стучала, стучала в карниз.
В переулке расцвёл над фасадом
управдомом повешенный флаг,
и на площади
перед парадом
батальон отрабатывал шаг.
Полыхали сполохи мартена,
заливался протяжно гудок,
шла по улицам первая смена —
полноводный гудящий поток.
И раскатами первого грома
оглушив телефонную связь,
в трёхэтажное зданье обкома
полевая весна ворвалась.
Словно воздух таёжный весенний,
в тишину кабинетов проник
поэтический стиль донесений,
их взволнованно-точный язык.
И уже к отдалённым райкомам
подступало дыханье защитных полос,
и в парткоме завода
учёный
разрешал наболевший вопрос.
И в решенье Совета Министров,
и в работе любого станка
проступал огонёк коммунистов,
большевистская воля ЦК.
И заморских держав дипломаты
представляться к Вышкинскому шли.
(А в Джокарте —  глухие раскаты
и кварталы в кирпичной пыли,
а в Афинах —  чужие солдаты,
и чужие в портах корабли.
Орудийный огонь на рассвете
рвал осколками детские сны...)
Но ясней и ясней на планете
непреклонная поступь весны.
Над златым обновлением Праги,
над Дунаем и Вислой-рекой
развевает багровые флаги
созидания ветер тугой.
Наши самые кровные братья
«нет!»  — войне
говорят наотрез —
итальянский товарищ Тольятти
и французский товарищ Торез.
И смятение в херстовской прессе,
и меняются сэры на конгрессе
в освещённом парижском дворце...

А ребёнок родился в апреле,
у зелёных истоков весны,
и склонилось к его колыбели
лучезарное солнце страны.
Пробежит быстроногое детство,
и достанется парню навек
небывалое в мире наследство —
коммунизма блистательный век...
И как только лучи заблистали,
подойдя к малышу своему,
увидали родителей:
Сталин
улыбался с портрета ему.

Другие произведения