В оружейной палате

Не березы, не рябины
                    и не черная изба —
всё топазы, всё рубины,
                   всё узорная резьба.
В размышленья погруженный
                средь музейного добра,
вдруг я замер, отраженный
               в личном зеркале Петра.
Это вправду поражало:
                сколько лет ни утекло,
все исправно отражало
              беспристрастное стекло —
серебро щитов и сабель,
                     и чугунное литье,
и моей рубахи штапель,
                        и обличие мое.
...Шел я улицей ночною,
                 раздавался гул шагов,
и мерцало надо мною
                    небо тысячи веков.
И под этим вечным кровом
                 думал я, спеша домой,
не о зеркале Петровом —
                     об истории самой,
о путях ее негладких,
                     о суде ее крутом
без опаски, без оглядки
                перед плахой и кнутом.
Это помнить не мешает —
              сколько б лет ни утекло,
все исправно отражает
                   неподкупное стекло.

Другие произведения