Убежище. Из Дюлы Ийеша (с венгерского)

Ты убеждаешь меня страстно,
что, мол, беда невелика.
Но ты стараешься напрасно —
я обречен наверняка.
    Моя болезнь меня тревожит
    не первый день, не первый год.
    Она смертельная, и может
    быть у нее один исход.
Хотя ужасна моя мука,
и нестерпима, и остра —
но здесь беспомощна наука
и бесполезны доктора.
    Выздоровленье без причины
    не снизойдет, как благодать, —
    я должен ждать своей кончины,
    и только ждать, и только ждать.
Я болен старостью и, эти
мученья адские терпя,
уже боюсь при ярком свете
увидеть в зеркале себя.
    Живу, но чувствую, однако,
    смертельный хлад над головой —
    как умирающий от рака,
    от той болезни роковой.
Нет, утешительные речи
ушедших лет не воскресят.
Все больше давит груз на плечи,
когда пошло за пятьдесят.
    И ты напрасно скрыть хотела
    то, что давно предрешено,
    и то, чего, по сути дела,
    я не боюсь уже давно.
Нет, дай, приемля эту муку,
мне твердым быть в конце пути,
и женскую свою науку
лишь этой цели посвяти.
    Чтоб я торжественно и строго
    стоял, достоинство храня,
    в тот час, когда собаки рока
    внезапно прыгнут на меня.
Чтоб за мгновенье до разлуки
я мог в глаза твои взглянуть
и холодеющие руки
к тебе спокойно протянуть.
    И так как женщины любовью,
    уже у бездны на краю,
    спасали раненого, кровью
    почти истекшего в бою;
и так как, в сущности, похоже —
вконец измятое, в крови —
для смерти постланное ложе
на ложе пышное любви;
    и так как тайн меж нами нету,
    не утешай меня, не лги —
    последнюю границу эту
    переступить мне помоги.

Другие произведения