Монпарнас, ночь на Ивана Купалу. Из Лойзе Кракара (со словенского)

Я брожу по тропке асфальтовой,
и рекламы, мерцая призрачно,
светлякам подобны, а папоротник
я создам из своей фантазии.

Пусть песок, в ботинки набившийся,
семенами его окажется —
и услышу я речь негромкую
всех вещей, находящихся в комнате...

Вот картина из рамы вышла
и, оставшись в одном бикини,
со столом начинает спорить
о морали нашей словенской.

Шкаф, который давно уж полон
моих замыслов безнадежных,
ходит мрачно из угла в угол
с моей чаркой полупустою.

И постель все выведать хочет
о ночных моих грезах тайных,
перелистывая страницы
не написанной еще книги,

где о женщине говорится
той, которую так любил я, —
ей и нынче она приятней,
чем оставшийся здесь хозяин.

Есть еще чемодан мой старый,
что со мной по свету кочует, —
он уже, как седло, ободран,
на меня, говорят, похож он.

Я как ночь на Ивана Купалу
на асфальте этом, и в сердце —
не ночных светляков сиянье,
а неоновое мерцанье.

Другие произведения