Цыганка

Я не забыл скупую благодать
привалов и ночевок на пути...
Цыганка мне хотела погадать,
в колоде карт судьбу мою найти.
Но я сказал цыганке:
Погоди!
Какой мне прок в премудрости твоей?
Ты не найдешь судьбу мою
среди
засаленных тузов и королей.
Моя судьба написана вчерне
на карте,
              по которой в бой идем.
Все, что она предназначает мне,
отмечено цветным карандашом.
Там, синею чертою обведен,
у трех дорог
                    стоит казенный дом,
который в семь ноль-ноль
                                       (будет проклят он!)
мы все обязательно возьмем.
Там правда говорит в глаза,
                                               в лицо.
Там поздняя дорога
в темноту...
Моей бубновой дамы письмецо
я вечером сегодня перечту
в пустынном доме,
где чужой покой,
и тишина,            
                 в которой мне не жить...
А батареи били за рекой.
Зачем мне у цыганки ворожить?
Я думал так:
мой путь тяжел и крут,
но все же доживу я до седин,
когда к рассвету завтра
не убьют
в бою за город Турну-Северин.
А если в оглушительной пальбе
я упаду...
               И это может быть...
Цыганка, стой!
Я расскажу тебе
твою судьбу:
ты будешь долго жить,
и будет кров надежный у тебя,
и будет хлеб у девочки твоей —
ей не придется больше ворожить...
1945

Другие произведения