Свидетель обвинения

У стен сожженной деревушки,
уже который день подряд,
идут войска, грохочут пушки,
костры бивачные горят.

Весь день мотор гудит упрямо
и застит белый свет крылом,
все так же, как над Гвадаррамой,
под Сталинградом и Орлом.

Лежат в кювете,
до срока не отомщены.
И все никак не могут дети
привыкнуть к ужасам войны.

Им снятся черные воронки,
и под безруким деревцом
лежит в короткой рубашонке
малыш с обугленным лицом.

Уходит дальше канонада,
но все никак не может мать
понять, что смерть
и что не надо
уже вопросов задавать.

Студеный ветер треплет платье,
и губы шепчут по слогам
тройное, страшное проклятье
заокеанским мясникам.

Но что им спящие в могиле,
что им до горестной слезы!
Они, как те,
                     что смерть носили
над Вислой, Волгой и Янцзы.

Но все стремительней, скорее,
сто раз воскресшие в огне,
танкисты Северной Кореи
везут свободу на броне...
Они вернутся из походов,
дыханьем бурь опалены.
В тот светлый день
                                  на суд народов
свезут зачинщиков войны.

И мат седая из Кореи
войдет в настороженный зал,
где молча встанет перед нею
Международный трибунал.

Другие произведения