Саду цвесть

В окнах движется узор
запушенных лесов.
А в вагоне дружный хор
молодых голосов.

Только вышел из вагона —
поезд дальше умчал.
У дощатого перрона
я друзей повстречал:
педагог начальной школы,
что в округе славится
из горкома комсомола
девушка-красавица,
фельдшерица из района,
с поволокою в очах,
да механик затона —
балагур, весельчак.
— Вы в Усолье?
                           — Да, в Усолье:                          
— Значит, на по пути...
Снег сверкает крупной солью
впереди, позади.
По сибирскому раздолью
снегопад, снегопад.
Вдоль по городу Усолью
мы бредем наугад.
Я распахиваю ворот —
и тепло, благодать.
Я разглядываю город —
в темноте не видать.
Да, конечно. Не столица.
Ни огней, ни витрин.
Только бросят свет на лица
фары встречных машин.
Снег пушистый на ресницах,
серебристый узор.
Не мороз горит на лицах —
комсомольский задор.
И, большие патриоты
своего города,
мне попутчики с охотой
разъясняют гордо:
— А вон там,
                              погляди,
где лощина дальняя,
сад раскинем, —
                            приходи
летом на свидание.
—  Будет город наш чудесен.
Приезжай, посмотри:
что здесь будет месяц,
через два,
                 через три...
Снег пушистый на ресницах,
серебристый узор.
Не мороз горит на лицах —
комсомольский задор.
Пусть уж критик не осудит:
хоть стихи такие есть,
повторяю:
                  город будет!
Непременно саду цвесть!

1949

Другие произведения