Исполненные доброго доверья…

Собеседник - Евгений Сидоров

Опубликовано в «Литературной газете» № 34 от 19 августа 1970 года. 

   Левитанский принадлежит к военному призыву советской поэзии. Сборник «Теченье лет» хранит следы потерь и ран, выпавших на долю поэта и его друзей. Прожитая война помогла Левитанскому обрести ту надежную нравственную зоркость, когда бескомпромиссно различаешь фальшивый жест, неверно взятую ноту и больше всего на свете ценишь человеческую дружбу:

И по мере того, нам сознанье гасло
где-то в темных глубинах, на самом дне,
на душе у меня становилось ясно,
и спокойствие разливалось по мне.
Мне казалось — в светлом высоком зале
моего пришествия ждут друзья...
умирал я.


 

 

 В предуведомлении к сборнику Михаил Луконин верно пишет о «тонкой углубленности мысли и чувстве» поэта, об «акварели душевных переживаний». Левитанский — лирик по самой душевной сути. Война обострила чувство нелегко достижимой гармонии и красоты, но не стала главным содержанием его поэзии.
  Наверное, в этой поверхностно истолкованной «камерности» и лежит причина некоторого равнодушия критики в негромкой, артистичной манере поэта.
   Между тем сейчас, когда лучшие строки Левитанского собраны вместе, понимаешь их место в нашей поэзии.


Лист мой по ветру не вьется —
крепкий, уже не сорвется.
Свет мой спокойно струится —
ветра уже не боится.
Снег мой растет, нарастает —
поздний, уже не растает.


 

  Стихи спокойны и легки; они подобны таящему снегу, согревающему тихую зимнюю землю.
   Заметили, как упало в нашей поэзии свободное и искреннее любовное высказывание! «Я вас любил» — по нынешним временам ужасно смело, на грани банальности. Нужна действительная зрелость души и музы, чтобы стереть пыль обыденности со слов любви и нежности, которые остаются единственными и всегда новыми в жизни, но в поэзии то и даже стыдливо прячутся в одежду метафор.
  Обращение Левитанского к любимой, к другу, к ребенку, к природе, как правило, тепло и естественно. Слова, «исполненные доброго доверья» даются нелегко, но к ним надо прийти каждому из нас.
  О космосе писали и думали многие поэты. Левитанский и здесь остался верен своей манере. Он пишет маленькую поэму «Мама и космос», соединяя личные, почти бытовые мотивы с темой общенародного подвига. По очередям, по жизни, под звездами идет мать с бинтами на больных ногах, идет к бессмертию в душе и памяти поэта, а стало быть, и в нашей памяти и душе Хлеб трудных лет, испытания, выпавшие на долю страны, и наконец восшествие к звездам — это прежде всего преодоление духовное, подвиг характера, в финале поэмы по ночному небу, по орбитам привычного мужества, мимо пролетающих искусственных светил идет мама поэта, а рядом с ней — тысячи ее безвестных спутников.
   С годами стихи Левитанского обретают все большую отточенность формы. Вместе с тем из них уходят искусственность, книжность, которые иногда мешали поэту найти живой отзвук в сердце читателя. Стихотворение «Новый год у Дуная», опубликованное недавно в «Новом мире», стихи из цикла «Кинематограф» предвещают новую ступень зрелости и мастерства, с которой далеко видно во все стороны света.

Другие материалы