Дорога солдата

Собеседник - Семен Гудзенко

Литературная газета № 34 (2417)  28 апреля, 1948 года

  У каждого стихотворения этой книги есть точный адрес: Калининский фронт, Северо-Западный, 2-й Украинский, Румыния, Венгрия, Чехословакия, Монголия, Маньчжурия. Это не просто отметки о пути следования — это приметы судьбы молодого советского человека, вехи его солдатской дороги, и не трудно по ним прочесть биографию лирического героя, который ушел добровольцем на фронт, воевал в болотах Волхова, освобождал Харьков, форсировал Днестр, стал офицером и прошел по Европе и Азии, был в Праге, Будапеште, Маньчжурии. Юноша стал бывалым человеком и написал книгу о своем фронтовом пути, о пути своего поколения.
  Среди стихов о войне есть немало таких, которые уже сейчас непонятны без подробных авторских пояснений.
   Есть такие стихи и в первом сборнике Ю. Левитанского («Валдайский март», «Дорога к Днепру»). Они перешли в книгу из армейских газет и часто дороги и понятны только однополчанам.
   Лучшее в книге — это маньчжурский цикл и несколько стихотворений о послевоенной Советской Армии. В этих темах молодой поэт чувствует себя самостоятельнее, стихи его убедительны и точны.
  В таежный гарнизон, где служат ветераны, приходит «новое пополнение... подросшее поколение». В их боевой учебе оживают традиции гвардейского полка.
   Очень хорошо — чисто и взволнованно — написал Ю. Левитанский о бессмертии воина, навечно вписанного в список полка.

Над твоей несмятой постелью —
в самодельной рамке портрет.
Каждый день офицерские жены
для тебя приносят букет...


Интересно задумано стихотворение «Ветеран». В нем рассказано о старом солдате, который на учебном полигоне рассказывает о боях за Берлин.

Он сидит и курит в чистом поле,
Автомат коленями зажав.
...С ним должны считаться поневоле
Дипломаты западных держав.


 О послевоенной армии написано еще очень, очень мало. И тем отраднее читать в первой книге молодого поэта стихи на эту нужную и важную тему.
  Если в стихах о первых годах войны и в цикле о походе нашей армии в Европу молодой поэт сбивается на интонации своих сверстников или поэтов старших поколений, то в «Маньчжурском походе» он находит себя.
  Хороши стихотворения «В городе Фусине» и «Пленный». В них — и гордость советского человека, и освободительная миссия великой армии, и человечность русского солдата.

Когда в штыки вставал гвардейский
                                                            полк,
Когда мы шли сквозь непогодь и
                                                  вьюгу, —
Мы под огнем протягивали руку
Не тем, кто носит, —
                                  тем, кто делал шелк.
Вот почему повсюду у обочин
Нам машет вслед руками детвора.
И старшина хозяйски озабочен,
И больше каши варят повара.


С чувством собственного достоинства, с веселой усмешкой написаны стихи о пленном самурае, который:

Мне в пояс кланяется низко
В такой изысканной манере.
Как будто я божок буддийский
Иль генерал,
                          по крайней мере...
Мне даже видеть нет охоты
Восточнейшие эти сласти:
Ведь я простой солдат пехоты    
И даже —
             не гвардейской части.


   Первая книга Юрия Левитанского объединила стихи шести лет работы. В произведениях молодого поэта много подкупающей искренности, песенного лиризма.
  По нельзя не обратить внимания Юрия Левитанского на те опасности, которые его подстерегают. Нет у него еще достаточной сопротивляемости чужим интонациям. Из-за этого на многих страницах сборника лежит печать подражательности. В дальнейшей своей работе молодой способный поэт должен быть строже к себе и контролировать каждое слово, которое выходит из-под пера.

Другие материалы

  • Бершин

    Ефим Бершин

    • Ярмарка ритмов

        Юрий Левитанский давно ждал эту книгу. Сам составил, сам вычитал. Но она вышла как раз на сороковой день после его смерти. И вместо того, чтобы говорить о книге, как о некоем этапе творческого пути, приходится говорить об итоге. Хотя книга, конечно, не итоговая, она — рубежная, между жизнью и смертью.

    • Что происходит на свете?

      Юрий Левитанский был совершенно не похож на свои стихи. Глядя на него, трудно было поверить, что перед тобой автор «Кинематографа», «Дня такого-то», «Прогулок с Фаустом», поэт, обладающий таким мощным и длинным дыханием, какого, кажется, не бывает вовсе.

  • Манукян

    Эммануил Манукян

    • Раздумья зрелости

      «Шел разговор о массе самых будничных, но только внешне будничных. вещей». Эти строки определяют особенности поэтической манеры Ю. Левитанского.

  • Сидоров

    Евгений Сидоров

  • Ваншенкин

    Константин Ваншенкин

    • «Не все, что блестит…»

       Нужна ли пародия? Конечно! Я как-то писал об этой проблеме, отвечая на анкету журнала «Вопросы литературы». На мои стихи было много пародий. Обижался я крайне редко, да и то лишь в молодости. Встречав пародии на себя или моих товарищей, я порою испытывал беглое раздражение, но чаще всего главным образом недоумение. И вот почему.

  • Баландин

    Лоллий Баландин

    • Наступившей зрелости пора

      Есть книги, которые берут тебя в плен властно, как говорится, без остатка. Когда бы ни раскрыл такую книгу, какими бы делами и заботами ни был отвлечен, она подчинит себе громадой чувств, могучим волевым напором. Не такова книга «Стороны света» Юрия Левитанского. Эти стихи нужно читать под настроение.

  • Раппопорт

    Евгений Раппопорт

    • От имени поколения

      Книжная серия «Сибирская лира», начавшаяся стихотворным сборником Константина Седых «Степные маки», пополнилась вторым изданием — томиком Юрия Левитанского «Теченье лет». Как и подобает всякому серийному изданию, в новый сборник поэта вошли стихи из предыдущих книг. Но Ю. Левитанский не ограничился только переизданием, а включил в свою книгу целый цикл новых стихотворений. Большинство же старых вещей теперь пересмотрено автором и печатается в новой редакции.

  • Котенко

    Николай Котенко

    • Откуда вы приходите слова?

      Изучение, познавание планеты началось для Ю. Левитанского во фронтовом окопе. Там, оглушенному канонадой, прижатому к земле бойцу трудно было охватить взглядом весь необъятный мир, уловить непростые его связи и противоречия.

    • Вот его карандаш коснулся уже бумаги

       Юрий Левитанский, пройдя вместе с другими поэтами «военной» генерации по фронтовым дорогам, на мирном пути к популярности, к массовому читателю значительно «отстал» от своих товарищей. Причиной, я думаю, было и то самое «иду не спеша», о котором он писал в одном из ранних стихотворений, и предпочтение внутреннего монолога выступлению «с трибуны», а тем более — эстрадному, и, очевидно, врожденная скромность и даже застенчивость.

  • Хлебников

    Олег Хлебников

  • Мориц

    Юнна Мориц

    • О Юрии Левитанском

      Летом сорок первого года наравне с другими московскими студентами-добровольцами ушел на фронт девятнадцатилетний ифлиец Юрии Левитанский.

  • Поздняев

    Михаил Поздняев

    • Рядом и чуть впереди

      Когда-нибудь, в иные времена слово «ИФЛИ» произноситься будет едва ли не с тем же чувством, с каким мы ныне говорим «Лицей». Подобно Лицею ИФЛИ (Институт истории, философии и литературы) был колыбелью поэзии гражданственной, героической, школой понимания сочинительства как исторического акта.

  • Яшин

    Александр Яшин 

  • Огнев

    Владимир Огнев

  • Симонов

    Константин Симонов

  • Болдырев

    Юрий Болдырев

  • Куллэ

    Виктор Куллэ

  • Корнилов

    Владимир Корнилов

  • Чупринин

    Сергей Чупринин