Литература о поэте => Статьи и рецензии
 


Сергей Чупринин

Юрий Левитанский: евангелье от Сизифа


Ничто поначалу не предвещало в Юрии Левитанском крупного и очень своеобразного дара.

Книги, правда, выходили с завидной аккуратностью: 1948 — «Солдатская дорога»; 1949 — «Встреча с Москвой»; 1951 — «Самое дорогое»; 1952 — «Наши дни», «Утро нового года»; 1954 — «Секретная фамилия»; 1956 — «Листья летят». И рецензенты с похвальным единодушием отмечали искренность голоса, достоверность впечатлений и переживаний, изобразительную искусность и публицистическую страстность молодого поэта.

Все это, вне всякого сомнения, в стихах было. Уйдя на фронт с третьего курса знаменитого ИФЛИ, вернувшись после Победы в Сибирь «в ожидании дел невиданных, из чужой страны...», Юрий Левитанский знал жизнь, знал судьбу своего поколения, и ныне, спустя три с половиной десятилетия,...

Подробнее >>        






Виктор Куллэ

ПОЭТ ЛИЧНОГО СТЫДА


Пять лет прошло после смерти Юрия Давыдовича Левитанского (1922 — 1996), и зияющее отсутствие его в нашей литературе как-то перестало замечаться. Слова прощания не в состоянии заменить слов понимания. Потому что слова прощания почти всегда чреваты безответственностью перед ушедшим. О Левитанском и при жизни писали не слишком-то много, а уж теперь...

Смерть автора придает иной вес стихотворной строке. К Левитанскому сказанное имеет отношение большее, нежели к иным ушедшим. Обладая редкостным чувством юмора, он предъявлял достаточно высокий счет каждому публикуемому стихотворению. Теперь попытка осознать и уберечь его вклад в отечественную словесность стала едва ли не частным делом узкого круга близких людей. Изощренная и простодушная поэтика Левитанского осталась поэтикой в себе. Она, похоже,...

Подробнее >>        






Юрий Болдырев

ДАР ПОЭТА (Предисловие к «Избранному», 1982)


Манера Юрия Левитанского говорить с читателем тактична, ненавязчива, но одновременно покоряюща, властна. Стих берет вас в полон мягко, неощутимо — не вдруг заметишь, когда, на каком витке поэтической спирали случилось так, что вы уже не можете оставить стихотворение недочитанным, не можете бросить поэта посреди дороги, которой он вас ведет, не можете не выслушать его до конца.

Большой поэт добавляет к пашне русского стиха новый участок, им возделанный и ухоженный. Завтра нечто новое уже станет общеизвестным, сегодня — это открытие. И непривычное отсутствие рифмы в заключающей строфу строке, заставляющее читателя встрепенуться, освежить свое внимание. И принципиальное разнообразие размеров, ритмов, необычных интонационных зачинов и неожиданных концовок. И длинная,...

Подробнее >>        






Владимир Корнилов

ПАМЯТИ ЛЕВИТАНСКОГО

1.

Впервые его стихи я прочел зимой пятьдесят первого года. В военторговском ларьке училища войск противовоздушной обороны между монпансье и тульскими пряниками лежал кошмарного вида поэтический сборник, посвященный мирным будням армии. Стоил он семь рублей с копейками, то есть четверть курсантского жалования. Но меня, недавнего выпускника Литинститута, охватила ностальгия, и, к радости продавщицы, я купил этот неходовой здесь товар.

Лучшим стихом в сборнике был винокуровский «Гамлет», ставший армейской классикой, а из остальных семи-восьми тысяч строк (в книге было страниц двести) в мою память врезалось лишь четверостишье о старшине-сверхсрочнике, то есть о военнослужащем, не пожелавшем демобилизоваться, — таких в те годы называли дезертирами пятилетки:...

Подробнее >>        






Леонид Гомберг

Между Временем и Бытием


Писатель Лев Разгон рассказывал, что однажды, увидев расстроенного и мрачного Левитанского, спросил у него: «Юра, что тебя печалит?» Тот совершенно серьезно ответил: «Несовершенство мира…»

Поэт часто повторял, что жизнь человека трагична от начала и до конца, поскольку люди, едва появившись на свет, обречены на неизбежное увядание, а потом и умирание.

Конечно, эти идеи Левитанского не были слишком оригинальны: всякий человек в тот или иной период своей жизни задумывался о бренности существования и прочих мало приятных реалиях бытия. Но Левитанский сделал эти мысли едва ли не главными в своем творчестве. Борьба с несовершенством мира, с уходящим куда-то и почему-то обратно не возвращающимся Временем стала центральной темой его поэзии зрелой поры....

Подробнее >>        






Андрей Немзер

Вышел зайчик погулять


В одном из поздних стихотворений Юрий Левитанский сравнил себя с киплинговским героем — мальчиком, воспитанным зверями.


Я Маугли,
слишком поздно, увы,
выходящий из джунглей,
унося в себе,
как заразу,
их дыханье,
их застоявшийся воздух,
пропитавший собою меня,
мою кожу
и душу


Тремя десятилетиями раньше он писал о том же:


Среди того дыма
и того огня
я и не заметил,
как убили меня.
Не шлепнули в застенке,
не зарыли во рву —
вот я и думал,
будто живу...

И в пятидесятых, и на исходе восьмидесятых осознание собственной невольной вины сплеталось с растерянным...

Подробнее >>        






Ефим Бершин

Песочные часы Юрия Левитанского


По стихам Юрия Левитанского гуляет сквозняк. Всегда. О чем бы ни писал —  сквозняк. Как будто он жил с дырой в стене. С дырой, из которой время от времени появлялись не видимые другим люди, выползали не ведомые другим события, звучала не слышимая другими музыка. А иногда вместе с этим в комнату просто врывалась снежная буря или проливной дождь. Но чаще сквозняк почти незаметно уносил в эту дыру все, без чего вчера еще жизнь казалась немыслимой. Всех, без кого жизнь —  не жизнь. И засыпало снегом времени.



Снегом времени нас заносит —  все больше белеем.

Многих и вовсе в этом снегу погребли.



Погребли, оставив лишь



…Море Терпенья. Берег Забвенья. Бухта отчаянья.

Последней Надежды туманные острова…

Подробнее >>        






Комментарии из вКонтакте:



<статьи>
<тексты>
<стихотворение>

1 2 3 4 5 6