Cтихи => День такой-то (1976)
 
   Поиск стихов: (достаточно ввести несколько букв слова)
Результат поиска появится здесь через доли секунды...)

Кровать и стол, и ничего не надо больше...


Кровать и стол, и ничего не надо больше.
Мой старый стол, мое фамильное владенье,
моя страна, моя великая держава,
и мой престол, где я владыка суверенный,
где, высшей власти никому не уступая,
так сладко царствовать, хотя и не спокойно.

Мой старый стол, мое распаханное поле,
моя страда, моя поденная работа,
моя неспешно колосящаяся нива,
где так губительны жара и суховеи,
и так опасны эти ливни затяжные,
но тем прекрасней время жатвы запоздалой.

Мой старый стол, мои форты, мои бойницы,
мои окопы и поля моих сражений,
мои лежащие во прахе Фермопилы,
мой Карфаген,
который трижды был разрушен,
Бородино мое и поле Куликово,
следы побед моих былых и поражений,
где в двух шагах от Шевардинского редута —
Аустерлица окровавленные камни.

Мой старый стол, мой отчий край,
мой дальний берег,
моя земля обетованная, мой остров,
мой утлый плот, моя спасительная шлюпка
над штормовою глубиной девятибалльной,
меня несущая меж Сциллой и Харибдой
на свет маячный,
одинокий свет зеленый
горящей за полночь моей настольной лампы.

Мой старый стол, моя невольничья галера,
мой горький рай, моя сладчайшая Голгофа,
я так люблю твою негладкую поверхность,
и мне легко, когда я весь к тебе прикован,
твой раб смиреннейший, твой узник
добровольный,
я сам иду к тебе сквозь все, что мне мешает,
сквозь все, что держит, что висит на мне
и давит —
сквозь лабиринты, сквозь чащобу,
сквозь препоны —
Лаокооном — сквозь лианы — продираюсь,
к тебе, к тебе — скорей надеть свои оковы!..

Кровать и стол, и ничего не надо больше...
Ты скажешь — полноте, мой друг,
в твои-то лета!
Но я клянусь тебе, что это не притворство,
не лицемерье, не рисовка и не поза,
и ты живи себе как знаешь, бог с тобою,
а мне и этого хватило бы с лихвою —
мой старый стол, где я пирую исступленно
и с всемогущими богами пью на равных,
моя кровать, где я на миг могу забыться
и все забыть, и всех забыть, и быть забытым,
чтоб через миг услышать вновь,
как бьет копытом
и мордой тычется в меня своей шершавой
мой старый стол, мой добрый друг
четвероногий,
мой верный конь, мой Росинант неутомимый.
— Вставай, вставай, — он говорит, —
уже светает,
уже проснулись и Севилья, и Кордова,
и нам пора опять в далекую дорогу,
где ждут нас новые и новые сраженья
и где однажды свою голову мы сложим
(а это, в сущности, и есть мое призванье)
во славу нашей несравненной Дульсинеи
(чего же мне еще желать, скажи на милость!),
во имя правды и добра на этом свете
(а мне и вправду ничего не надо больше!).

Моя страна, моя великая держава.
Моя страда, моя поденная работа.
Моя земля обетованная, мой остров.
Мой горький рай, моя сладчайшая Голгофа.

...И к голове моей прощально прикоснется
его суровая негладкая поверхность.




Комментарии из вКонтакте:



<статьи>
<тексты>
<стихотворение>

1 2 3 4 5 6